В начале августа состоялось плановое заседание Комитета по денежно-кредитной политике Банка Англии. По его итогам процентная ставка британского Центробанка была повышена шестой раз подряд. Теперь ее величина составляет 1,75%, что стало максимальным значением с декабря кризисного 2008 года.

Более того, процентная ставка Банка Англии была увеличена сразу на 0,5% вместо стандартного шага 0,25%. Этот симптоматичный факт не остался без внимания участников финансовых рынков. Дополнительным фактором стерилизации денежной массы в Великобритании должен стать ожидаемый запуск программы продаж государственных облигаций на сумму порядка 10 млрд фунтов стерлингов (около $12 млрд) в квартал.

Таким образом, британский Центробанк недвусмысленно ужесточает монетарную политику в условиях устойчиво высоких темпов инфляции. В июне она ускорилась до 9,4% в годовом выражении, что представляет собой максимальное значение за четыре десятилетия. Согласно обновленному прогнозу, инфляция в Великобритании в четвертом квартале текущего года превысит 13%. Между тем ее целевой уровень в Соединенном Королевстве составляет вполне стандартные для экономически развитых стран 2%.

Для сравнения, текущие темпы роста потребительских цен в ЕС составляют 8,9%, а в США 9,1%. На этом фоне июньская инфляция в России величиной в 15,9% в годовом выражении не выглядит заоблачным значением с учетом всех реализовавшихся в отношении РФ санкционных рисков.

Очевидно, что Британия теперь попала в стандартные для нынешнего времени "макроэкономические ножницы". Она вынуждена поднимать стоимость заемных денег вопреки угрозе прогнозируемого скорого экономического спада. Уже сейчас ожидается вступление экономики Великобритании в состояние рецессии в четвертом квартале. Оно способно затянуться на срок около 15 месяцев, то есть на пять кварталов. Моделируемый на основе текущих данных спад ВВП этой страны в 2023 году может составить 1,5%.

Тем не менее Банк Англии в качестве своей первостепенной цели все равно декларирует торможение темпов инфляции до целевого уровня в 2% в годовом выражении. По-видимому, британский финансовый мегарегулятор вынужден решать проблемы по мере их поступления. Иными словами, он начнет бороться с экономическим спадом после того, как его масштаб возрастет до неприемлемого уровня. Справедливости ради надо отметить, что ФРС и ЕЦБ сейчас придерживаются аналогичной стратегии.

Последствия Brexit

В настоящее время уже порядком подзабыт тот накал страстей, который был вокруг выхода Великобритании из состава Евросоюза (Brexit). Официально это событие произошло с 31 января на 1 февраля 2020 года. Это стало возможным потому, что Великобритания в свое время предусмотрительно сохранила собственную национальную валюту. В ином варианте, скорее всего, она уже не смогла бы разорвать свою финансовую связь с ЕС.

В тот момент экономисты в основном занимались оценкой масштабов ущерба, который понесет Британия от состоявшегося "развода" с Евросоюзом. Например, один из прогнозов предполагал, что экономика Великобритании будет терять порядка €57 млрд в год. В тот момент еще никто не мог помыслить о предстоящей пандемии COVID-19, сопровождающейся временной постановкой глобальной экономики на паузу и о последующем мировом сырьевом и энергетическом кризисе.

В текущих реалиях корабль европейской экономики стал слишком тяжелым. Он теперь реально рискует налететь на скалы. В этом плане состоявшийся уход Великобритании в самостоятельное свободное плавание начинает выглядеть удачным и весьма своевременным шагом. По крайней мере, Британия теперь вольна заботиться лишь о собственных экономических и политических проблемах. Это может стать для нее вполне посильной задачей с учетом исторических традиций изолированного существования и опоры на собственные силы.

Для того чтобы оценить сравнительную динамику британской экономики за пару минувших лет, обратимся к одному из самых объективных и наглядных показателей. Речь идет об изменении обменного курса британского фунта по отношению к евро и к доллару США. К слову, фунт стерлингов все еще сохраняет за собой статус одной из основных мировых резервных валют.

За точку отсчета возьмем уже указанную выше официальную дату Brexit. С того дня валютная пара EUR/GBP в моменте вырастала в цене более чем на 13%. Однако к началу августа 2022 года она практически вернулась к исходному уровню в районе 0,84%. За тот же период курс британского фунта по отношению к доллару США упал на 9,1%. Это примерно соответствует масштабам ослабления евро по отношению к доллару на том же временном горизонте.

Исходя из этого сравнения, можно утверждать, что экономики Великобритании и Евросоюза в последние годы двигались примерно параллельным курсом. А теперь они находятся в равных стартовых условиях перед угрозой назревающей рецессии. Я уже упоминал о том, что текущая инфляция в Британии (9,4%) сопоставима с инфляцией в еврозоне (8,9%) и США (9,1%). Уровень безработицы, согласно последним данным, составляет 3,8% в Британии, 6,6% в еврозоне и 3,5% в США.

Что же касается официальных предварительных оценок динамики ВВП (квартал к кварталу) за второй квартал, то они пока выглядят относительно благополучными в Британии (+0,4%) и еврозоне (+0,7%). В то же время ВВП США уже сократился на 1,6% по итогам первого квартала и рискует упасть на 0,9% по итогам второго квартала.

Иными словами, экономика США по итогам первого полугодия с большой вероятностью официально вступит в состояние рецессии. Однако едва ли стоит трактовать эти данные как признак относительной слабости экономики Соединенных Штатов. Это скорее является следствием того, что она более динамична и вступает в новый кризис с некоторым опережением.

Вместе с тем Соединенные Штаты имеют хорошие шансы быстрее других стран вернуться на траекторию экономического роста. К слову, сопоставимые с Британией и ЕС значения инфляции и безработицы в условиях уже начавшегося спада ВВП США скорее указывают на относительно большую устойчивость североамериканской экономики.

Что же будет дальше

Банк Англии уже озвучил пусть и неприглядный, но честный прогноз почти полуторалетнего экономического спада. Вместе с тем текущий уровень базовой процентной ставки в Британии величиной в 1,75% остается глубоко отрицательным в реальном выражении с учетом многократно превосходящей его инфляции. Поэтому этот фактор не является серьезным тормозом для экономики. По этой же причине процентная ставка Банка Англии имеет потенциал для дальнейшего сильного повышения от текущего уровня.

Ключевой проблемой и для Британии, и для экономики ЕС в настоящее время выступает повышение мировых цен на энергоносители. В частности, приуроченный к недавнему заседанию Банка Англии экономический обзор прямо указывает на состоявшееся удвоение внутренних оптовых цен на природный газ в стране.

Надо понимать, что основным потребителем газа в Европе выступает не население, а промышленность и генерирующие компании. В этом плане в ЕС и Великобритании раньше всех и сильнее всех пострадали производители удобрений и химической продукции, использующие природный газ в качестве сырья. Вместе с тем этот фактор порождает целую волну негативных мультипликативных эффектов.

Например, сокращение производства удобрений в конечном итоге неизбежно приводит к росту цен на полках продовольственных магазинов. Менее очевидным последствием стала достаточно острая нехватка в Британии углекислого газа, необходимого для производства пива и газированных напитков, а также для упаковки охлажденных мясопродуктов.

Между тем общее число посетителей магазинов в Британии в июле 2022 года сократилось на 14,2% в сравнении с аналогичным периодом 2019 года, когда мир еще не знал пандемии коронавируса. Количество посетителей торговых центров за тот же период сократилось на 24,8%. В качестве причины этого указывается необычно жаркая погода и высокий уровень инфляции. Так или иначе, явный спад потребительской активности стоит однозначно трактовать как тревожный сигнал для экономики.

Обратим внимание на то, что достаточно высокий уровень безработицы в стране сочетается с исторически высоким количеством вакансий. Не секрет, что коренные британцы не хотят занимать непрестижные рабочие места. В предыдущие годы эта проблема решалась за счет трудовых мигрантов. Однако выход Британии из ЕС и последующая пандемия коронавируса сократили внешний приток дешевой рабочей силы на Туманный Альбион. Банк Англии указывает на то, что эта ситуация будет способствовать росту номинальных заработных плат. Иными словами, она выступает проинфляционным фактором.

Британский Центробанк предполагает, что мировые цены на сырьевые товары вскоре прекратят свое повышение. С этой ожидаемой тенденцией прямо увязывается столь желанное замедление темпов инфляции. Таким образом, Банк Англии практически планирует переждать худшие времена в надежде на то, что состояние мировой экономики улучшится в обозримой перспективе.

Финансовый регулятор указывает в своем обзоре, что текущие данные по внешней торговле сложно поддаются объективной интерпретации. Это связано с состоявшимся выходом Британии из состава ЕС, что нарушило и видоизменило соответствующую статистику. Так или иначе, но с начала 2022 года в британской экономике наблюдается стабильно высокий дефицит торгового баланса. В июне его величина составила 21,45 млрд фунтов. Эта тенденция отражает вполне закономерное сокращение экспорта в ЕС после Brexit.

Кроме того, Банк Англии откровенно признает, что в настоящее время существует большое количество вероятных дальнейших путей развития экономики. Поэтому не имеет смысла опасаться любого конкретного сценария среди широкого разнообразного набора возможностей. На житейском уровне такой подход выражается простым расхожим принципом "действовать по обстоятельствам" или даже "куда кривая выведет". 


Ссылка на источник