После ввода ЕС эмбарго на морские поставки российской нефти, добыча сократится на 1 млн баррелей в сутки. Кроме того, отрасли предстоит пройти болезненную структурную трансформацию. Об этом говорили приглашённые профильные аналитики на конференции Финама.

$130 за баррель?

Степан Сумин, управляющий активами Cresco Finance, прогнозирует среднюю цену на марку Brent по итогам года на уровне $95-110.

– На стоимость нефти будет влиять денежно-кредитная политика ФРС, если продолжится повышение ставок, а это продолжится, то мы увидим сильный доллар, что приведёт к снижению цен. Важнейших фактор, который будет подогревать цены на нефть это во всю разрастающийся энергетический кризис и нежелание ОПЕК+ идти на более радикальные сокращения по добыче нефти.

Виталий Манжос, старший риск-менеджер «Алго Капитал», даёт близкий прогноз: около $100 за баррель. При этом, аналитик не исключает, что во втором полугодии цены могут достичь $120-130 за баррель.

Структурная перестройка нефтегазового сектора России

В «Алго Капитале» допускают такую перестройку – в основном в отношении смены географии и номенклатуры экспорта:

– Что касается стимуляции внутреннего спроса на нефтепродукты, то я не уверен, что это будет хорошо с макроэкономической точки зрения. Здесь высок риск уклона в сжигание нефти, но не в ее глубокую переработку.

Дмитрий Александров, управляющий директор ИК «Иволга Капитал», считает, что перестройка неизбежна, поскольку Россия нуждается в нефтесервисе, без которого невозможна эффективная работа.

Алексей Кокин, главный аналитик «Открытие Инвестиции» по нефтегазовому сектору, замечает, что «география экспорта уже изменилась».

Российский нефтегаз и санкции

Сергей Кауфман, аналитик Финама, полагает, что для российской нефтянки основные риски переносятся на конец текущего года или начало следующего, когда будет вводиться эмбарго на морские поставки российских нефти и нефтепродуктов ЕС:

– Прямо сейчас поставки в ЕС ещё не снизились, так как многие страны стараются нарастить запасы перед вводом эмбарго, а экспорт в страны АТР уже вырос, что и позволяет не снижать добычу. Однако со вводом эмбарго мы полагаем, что добыча в РФ может сократиться примерно на 1 млн б/с относительно текущего уровня, т.к. перенаправить весь идущий морским путём в Европу экспорт на альтернативные рынки будет проблематично.

О том, что не все санкционные риски реализовались, согласны и в «Алго Капитале».

– На мой взгляд, все только начинается. Некоторые санкции имеют отложенный эффект. Если вы не можете починить буровые установки, не можете разрабатывать сложные месторождения, вы начинаете терять уже на горизонте пары лет. Поставкам в ЕС ещё только предстоит сократиться, пока мы не видим этого эффекта. Наконец, цены на нефть не могут быть высокими вечно, – предупреждает – Дмитрий Александров из «Иволга Капитал».

Российская нефть и мировая зелёная энергетика

Виталий Манжос говорит, что у российской нефтяной отрасли ещё есть в запасе примерно десятилетие. Для уверенного перехода мира на возобновляемые источники энергии необходимо, чтобы зелёная генерация стала более выгодной в сравнении с традиционной. То есть, необходим реальный технологический прорыв в этой сфере. Это неизбежно произойдёт, но не в ближайшие годы.

Сергей Терешкин, генеральный директор УК «ОРГ», напоминает, что Россия с 1860-го года является крупнейшим поставщиком в мире, а разведанные и перспективные запасы месторождений позволяют утверждать, что российская нефть будет востребованной ещё очень долгое время.

Сергей Никоноров, профессор кафедры экономики природопользования экономического факультета МГУ, согласен с тем, что мир в ближайшие годы не сможет отказаться от нефти, газа и угля. Переход на ВИЭ в самых передовых странах Европы был рассчитан к 2035-2040 годах при условии макроэкономической стабильности.

– Горизонты ВИЭ-перехода сдвигаются ввиду дефицита традиционных энергоресурсов. В широком смысле, «зелёный переход» банально не поспевает за демографическим прогрессом – население планеты уже вроде как превысило 8 млрд человек. «Динамичное развитие индустрии ВИЭ требует первичной энергии из углеводородов, а она в дефиците», – говорит Александр Пасечник, руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности.

Лучшие российские акции

– Имеет смысл обратить внимание на бумаги Лукойл, Сургутнефтегаз-ап, Татнефть-ао, Татнефть-ап, предлагает Виталий Манжос, старший риск-менеджер «Алго Капитал».

В Финаме и «Иволга Капитал» отмечают Роснефть:

– Может быть интересен и Лукойл, если решатся проблемы с тем, что ключевые бенефициары не могут получать дивиденды из-за того, что их пакеты находятся в иностранной юрисдикции. Сроки решения данной проблемы предсказать невозможно, в связи с чем идея достаточно рискованная.

Степан Сумин из Cresco Finance, согласен с коллегами:

– Мы держим в фокусе Лукойл, Татнефть, Роснефть и Новатэк. Данные бумаги привлекательны и своей дивидендной политикой (Лукойл все ещё может выплатить дивиденды в конце 2022 года). Сверхдоходы от высоких цен на энергоносители позволяют компаниям продолжать реализовывать международные проекты, покрывать внутренние издержки и активно вкладываются в развитие компаний. Никто из вышеперечисленных компаний ещё не использовал buy back, который мог бы стать дополнительным триггером к росту. Осталось наладить логистическую цепочку сбыта в Азию, чтобы стабилизировать доходную часть.

Дисконт к ценам на российскую нефть

– Наличие скидок на российскую нефть – неизбежность, на которую приходится идти. РФ из-за надвигающегося эмбарго теряет традиционный для себя европейский рынок. Но чтобы существенно увеличить свою долю на рынке АТР приходится предлагать дисконт, без которого Индия или Китай не были бы заинтересованы в увеличении импорта российской нефти, – объясняет Сергей Кауфман из Финама.

В «Алго Капитал» добавляют, что по мере того, как новые каналы сбыта будут созданы, нынешний дисконт должен будет сокращаться до вполне разумной умеренной величины.

Причина нынешних потрясений в нефтяной отрасли

Сергей Кауфман считает, что проблемы энергетического кризиса более комплексные, чем просто санкции против России:

– Коронакризис показал многим компаниям, что бездумно наращивать добычу за счёт роста долговой нагрузки может быть слишком рискованной стратегией. На этом фоне в последние годы многие нефтяники снизили инвестиции в разведку и добычу, сфокусировались на выплатах акционерам и снижении долга. В результате отрасль вошла в состояние недоинвестированности, из-за чего быстро нарастить добычу физически невозможно. Локально на это также наложилось уверенное восстановление спроса и сниженный уровень запасов нефти в развитых странах. Всё это вместе с санкциями против РФ и привело к стабилизации цен на повышенном уровне.

Перспективы владения нефтяными бумагами

Степан Сумин, считает, что сейчас хорошая возможность для спекуляций, так как российские индексы торгуются чётко в ценовых коридорах.

– Если вы рассматриваете инвестиции сроком на 3-5 лет, то определённо точно неплохо иметь у себя в портфеле акции нефтегазовых компаний. Роснефть, Лукойл, Татнефть, Новатэк смотрятся очень привлекательно на фоне сохранения дивидендной политики и высоких цен на энергоносители.

Аналитик из «Иволга Капитал» говорит, что бумаги нефтяных компаний, как основа широкого индекса, скорее интересны к удержанию.

Александр Пасечник из Фонда национальной энергетической безопасности уверен, что прикупить под зиму палитру акций нефтегазовых холдингов «сейчас вполне уместный ход»:

– Но надо учитывать и то, что фондовый рынок в целом все-таки сильно непредсказуем и весьма рискован для инвестиций. Чтобы пускать в него свои сбережения нужно быть не только отменным стратегом, но ещё и везунчиком. И подводить под риск можно лишь то, что можете себе позволить.

Ссылка на источник