Интервью Михаила Ханова на КоммерсантЪ FM

Михаил Ханов рассказал в интервью КоммерсантЪ FM о методах количественного инвестирования, торговых роботах и инсветиционных стратегиях, позволяющих обыгрывать рынок.

Экономический обозреватель «Коммерсантъ FM» Олег Богданов побеседовал с управляющим директором компании «Алго Капитал» Михаилом Хановым.

— Здравствуйте, в студии Олег Богданов. Сегодня в нашей программе «Слушание по делу» мы будем говорить об очень серьезной торговле, алгоритмической торговле, о том, как это развивалось в России и мире. Сегодня у нас в гостях управляющий директор компании «Алго Капитал» Михаил Ханов. Михаил, здравствуйте.

— Здравствуйте, Олег.

— Давайте начнем с истории вашей компании. Как появилась ваша компания, с чего вы начинали, и, собственно говоря, потом уже посмотрим, к чему пришли.

— Вы знаете, на самом деле, история Алго Капитал достаточно давняя. Мы занимаемся непосредственно количественными методами инвестирования, Я бы сказал, что алготорговля — это частный случай количественного инвестирования, потому что мы говорим именно о количественных методах, когда мы берем число…

— Это другое уже, да?

— Да, это более общее определение того, чем занимается компания. Потому что «алгоритм» - это успешный «трейдер». Он 2 года руками делал одно и то же, наконец, убедился, что это приносит доход, и свою торговую систему просто запрограммировал. Теперь она делает все автоматом, избегая его каких-то нервных участий и психологических срывов. Допустим, он сделал так с двумя стратегиями или с тремя. Но стратегии не вечны.

— Ну понятно, а все стремится к абсолюту? То есть если у вас работает, вы увеличиваете и увеличиваете, но на рынке так не бывает, если вы все время увеличиваете, у нас начинают убытки потом появляться.

— Абсолютно. У нас идеология, на которой построена компания. Она построена на двух аксиомах. Первая аксиома — невозможно предугадать будущее, никто знает, что будет завтра, никто не знает, куда пойдет цена. Задним умом все крепки - смотрите на график, технические паттерны, фундамент, но на самом деле предсказать здесь и сейчас куда пойдёт рынок, вверх или вниз — невозможно. Второй момент — не существует…

— Невозможно, простите, Михаил?

— Невозможно предсказать будущее.

— Предсказать с какой долей вероятности?

— Олег, спасибо, что вы это говорите. Существует лишь вероятность правильных прогнозов, причем желательно, чтобы она не была–«50%, либо встречу, либо не встречу». Мы придерживаемся математического ожидания. Если будем в дальнейшем говорить о том, что такое положительная вероятность алгоритма. И вторая аксиома, на которой построена идеология Алго Капитал заключается в том, что не существует постоянно зарабатывающих систем. Не существует. Доказывается она от противного: если бы такая система существовала, она давно уже была бы изобретена, одна единственная. И поэтому прогрессивное человечество в лице американских ученых-математиков в 1970-е годы пошло по другому пути. Вместо одной единственной стратегии, они стали работать с сотнями и с тысячами алгоритмов, у каждого из которых было положительное матожидание, результат и его предсказание цены. Они, условно говоря, учили своих роботов на каком-то периоде, дальше смотрели, как они справляются с текущей ценовой картинкой, с текущими моделями цен на рынке, и если матожидание их результата было положительное, если они проходили тесты на периоде out of sample, , эти роботы ставились в систему. И если их у вас стоит там не один, а сто, а лучше тысяча, а лучше десять и двадцать тысяч, как у лидеров рынка, то вы получаете результаты, которые они получают. Многие фонды закрыты для внешних инвесторов, они работают только на себя, там работает по нескольку сотен ученых-квантов, которые пишут эти модели и алгоритмы, и все они работают как единая большая стратегия, состоящая из десятков тысяч систем..

— То есть на все случаи жизни, я так понимаю, пытаются они разработать?

— Да, это невозможно предсказать. Многие наши институциональные клиенты спрашивают: «Михаил, зачем так много, зачем 4,5 тыс.? Оставьте 10 самых лучших, они будут зарабатывать». Я говорю: «А завтра они перестанут зарабатывать» — аксиома №2.

— А кто определяет тайминг, и сколько они будут зарабатывать, 2 дня, 3 дня или месяц?

— Совершенно верно. Мы ведём ежедневный анализ, , раз в 3 месяца меняем неудавшиеся алгоритмы. В Алго Капитал разбирали результаты прошлого года, один из алгоритмов принес в прошлом году убыток больше $1 млн.

— А на каком рынке, если не секрет?

— Мы работаем на 14 рынках.

— Вот этот, который убытки принес, которого казнить нужно?

— Commodities.

— А что, что там такого было, на каком виде?

— Перестал работать алгоритм, я сейчас доведу до конца

пример. Мне мой старший продавец говорит: «Михаил Владимирович, давайте мы убьем эту группу стратегий. Зачем нам такая стратегия, которая приносит такие убытки?» Я говорю: «Давайте. Только в 2015 году это была самая лучшая группа алгоритмов, и она принесла больше $3 млн. Понимаете, здесь лаг временной был совсем короткий. Она в 2015 году работала, а в 2016 году принесла убыток. Но когда их 4,5 тыс., то в каждый конкретный момент какой-то робот зарабатывает. И это хорошо, потому что у нас полная раскорреляция системы, у нас корреляция торговых алгоритмов близка к нулю на том большом количестве, на котором мы работаем. Отсюда ограничения по рынкам — нам нужны ликвидные рынки, нужно большое количество инструментов, то есть мы работаем с 52 фьючерсами расчетными, а лидер рынка работает с десятками тысяч фьючерсов.

— Михаил, но тут же главное еще — вес, да?

— Конечно.

— Потому что как-то равномерно средства распределить.

— В этом и есть magic, эта часть риск-менеджмента.

— Это уже менеджмент человеческими руками?

— Да, безусловно. В Алго Капитал есть система, которая следит, условно говоря, чтобы роботы не сошли с ума, то есть она не проверяет на соответствие фундаментальному техническому анализу их заявки, она проверяет всего лишь на соответствие то, что было сдано на входе. Вот встает робот на боевое дежурство, что называется, да, в торговую систему, он сдает описание себя самого; «торгую по средам, по пятницам только до обеда, две вверх, одну вниз, не больше чем на такой-то лимит и по таким-то рынкам». Вылетает заявка — чуть не сочетается, все, система ее «реджектит», и это уже предмет для разбирательства риск-менеджеров людей, которые раз в неделю смотрят все подобные случаи-исключения.

— Хорошо, Михаил, я предлагаю во второй части нашей программы как раз поговорить о соотношении человеческого фактора и, собственно говоря, механизмов алгоритмических, если так можно их назвать, систем, и о доходностях, собственно говоря, о чем идет речь, какие доходности или убытки могут приносить эти системы.

— Здравствуйте, в студии Олег Богданов. Мы продолжаем наш разговор о математических моделях, о системах, которые с этим связаны, я напоминаю, что в рамках программы «Слушание по делу», мы сегодня беседуем с управляющим директором компании «Алго Капитал». У нас в гостях Михаил Ханов. Михаил, еще раз здравствуйте.

— Здравствуйте.

— В первой части мы говорили о том, как роботы работают, система иногда дает хороший плюс. Но на следующий год она может дать хороший минус. Ну, вот все больше или часто возникают разговоры, что какие-то вещи, которые не прогнозировались, вот эксцессивные события, такие как Brexit или девальвация российского рубля. Она в таким масштабах трудна была предсказуема, и роботы могли здесь не сработать. А вот говорить о том, что все-таки есть проблемы у компании такого типа как ваша, и у вас в частности были проблемы с выводом денег в эти периоды или не в эти. Разъясните ситуацию, если можно, в чем там проблема?

— Вы знаете, во-первых, давайте опираться на то, что мы не банк. И люди, когда покупают...

— То есть вы не гарантируете.

— Абсолютно. Это высокорискованная часть инвестиционного портфеля. Об этом мы пишем на сайте. Наша стратегия задекларирована в ЦБ как высокорискованная стратегия инвестиций на фондовых рынках. Но я хочу подчеркнуть, что Алго Капитал работает в российском правовом поле под надзором мегарегулятора ЦБ, компания регулярно проходит проверки, как положено, и ЦБ и налоговой, мы член НАУФОР с 2000-ых годов, практически с момента образования к Алго Капитал, поэтому здесь мы находимся в полном правовом поле. И компания занимается доверительным управлением. То есть мы не берем деньги под проценты, и мы не заключаем договоры, аналогичные договорам банковского вклада. Клиенты покупают инвестиционный продукт, фактически они покупают способ инвестирования в фондовые рынки. И мы говорим о том, мы рекомендуем, мы не можем за этим следить, но рекомендуем, чтобы инвестиции в эту часть были не больше 10% их активного портфеля инвестиционного, то есть не их активов, стоимость квартиры и машины, а именно той суммы денег, которую они инвестируют. если они инвестируют $500 тысяч куда-то в еврооблигации, еще куда-то, не знаю, что там советуют family office банков - ахалтекинских скакунов, вина, картины. То наша часть — это 10%-15% от этой суммы. То есть 50, 75, 100 тысяч $ США. Мы не рекомендуем клиентам сразу заводить всю сумму в инвестиционный портфель. У стратегии были очень удачные месяцы ноябрь, декабрь, январь, если взять 3 месяца, то заработок стратегии составил около 30% абсолютных в валюте. Ну, соответственно клиент...

— Годовых имеете в виду?

— Нет, не в годовых, от начальной суммы. Клиенты заключают с Алго Капитал договор о разделении, мы работаем только на success fee. Соответственно 15% заработали клиенты. И многие говорили, ну что же вы нас отговорили входить большой суммой, вот сейчас бы заработали на всю большую сумму 15%. Я говорю, а если бы мы потеряли. У нас, например, в октябре было минус 7%. И тем не менее год был 16-ый очень удачный. Стратегия заработала больше 80%. Соответственно клиенты наши получили около 40% абсолютных на сумму чистых активов, которые они завели в начале года.

— Ну, то есть клиенты просто иногда не правильно понимают. У него убыток, и он требует вернуть сумму всю. В чем проблема?

— Да, путают подобный способ инвестиций со вкладом. Я думаю, что основная проблема с этим. Часто звучит, вот вы знаете, я разместился под высокую доходность, а получается, что...

— А получил минус 20%.

— Да, откуда минус? И мы говорим о том, что 80% за год — это не 80 разделить на 12 в месяц. Это именно 80 за год. Меня многие наши клиенты спрашивают, хорошая ли сейчас точка входа? Я не знаю, по первой аксиоме, что будущего не знает никто, я не знаю. И даже 6 лет нашей успешной работы, 6 лет аудированной доходности, мы ежеквартально проходим аудит у топ-5 мировых аудиторов, они готовят заключение, то есть берут данные от брокера, гоняют их, рассчитывают, что все правильно, все соответствует доходности. Плюс эту же отчетность Алго Капитал сдаёт в ЦБ. Более того по 115 закону мы обязаны показать, как мы заработали на каждом конкретном клиентском счете эту доходность, и она должна быть одинаковой. То есть очень много сложностей именно в российском правовом поле. Но это с другой стороны нас ограждает от тех мошенников, которые предлагают перевести деньги на Каймановы острова или еще куда-то, избегая налогообложения. Алго Капитал выступает налоговым агентом, то есть со всей прибыли наши клиенты могут быть спокойны, что они уплачивают налоги. очень важно понять, что это за инвестиционный договор, это договор доверительного управления, о чем у нас написано и на сайте, и все наши продавцы говорят об этом, и несколько раз клиентам мы об этом говорим на встречах. Будьте уверены, клиенты очень внимательно читают договоры, многие отдают их своим юристам, потому что стратегия не самая дешевая, мы не рассчитаны на низкий ценовой сегмент. Но доходности прозвучали. Прошлый год был очень удачный, с точки зрения личных инвестиций, потому что была большая волатильность, я думаю, мы об этом поговорим в третьей части.

— То есть да, я думаю, что вот это интересно как раз, как вы сработали на этих непредсказуемых...

— Да, у нас очень была замечательная история с выборами в Америке. Те, кто дождется третьей части, я предлагаю, остаться и послушать. За 6 лет средняя доходность 40%.

— Михаил, а почему возникли вот эти разговоры? Кто-то не смог вывести деньги или кто-то, может быть, специально эту информацию распространяет?

— Вы знаете, все наши слушатели «Коммерсантъ FM» люди с высшим образованием чаще всего, они привыкли доверять собственной логике. Вот здесь логика: какие-то разговоры, какие-то люди. Давайте говорить что есть здесь и сейчас. Здесь есть сейчас Михаил Ханов, который является официальным сотрудником компании ООО «Алго Капитал». У меня примерно 20-летний опыт работы на финансовых рынках в целом, и в банке, и в страховых. Я помимо того, что я отец четырех детей, у меня есть репутация, когда меня зовут комментировать на «Первый канал», на федеральные канал «Россия 24», на «РБК». Ну как я могу поставить свою репутацию подо что-то, что, скажем так, не соответствует правилам работы на фондовых рынках.

--Хорошо, все-таки давайте в третьей части как раз остановимся на рыночных событиях, на том, как компания «Алго Капитал» в этот сложный период справилась с поставленными или с возникшими непредвиденными задачами, которые возникли на рынке. Я напомню, в рамках программы «Слушание по делу» мы беседуем с управляющим директором компании «Алго Капитал».

— Здравствуйте. В студии Олег Богданов, это программа «Слушание по делу», мы продолжаем наш разговор с управляющим директором компании «Алго Капитал», у нас в студии Михаил Ханов. Михаил, говорили мы о различных проблемах, которые возникают на рынке, такой логичный вопрос после 2016 года: как роботы, вообще как система справилась с тем, что происходило? Ну, во-первых, Brexit — это совершенно чудовищное для валютного рынка событие. И для фондовых, и для всех рынков выборы Трампа, выборы американские в Соединенных Штатах. Как вы вот эти два события прошли?

— Вы знаете, Олег, большинство моделей, примерно, 90%, реверсивные. То есть они работают на возврат цены, для тех, кто понимает. Соответственно, чем больше колебаний на рынке, тем лучше. У нас прямая зависимость была от VIX, от «индекса страха», сейчас перестраиваем модель. В 2017 году…

— Там же гэпы, как это все?

— На западных рынках нет гэпов, Олег. Мы работаем на 14 биржевых площадках, у нас 16 страновых индексов, всего их 52, основные валютные пары (9 пар), commodities , фьючерсы на акции, фьючерсы на гособлигации. Кстати, один из самых доходных инструментов — это фьючерсы на гособлигации США, потому что они именно реверсивные, это волатильная модель.

— Стоп, подождите, Михаил. По поводу нет гэпов, мне, когда выборы были в Соединенных Штатах, когда процесс, помните, голосование во Флориде, там подсчеты, там был явный гэп на фьючерсе, я видел, я сам торговал сидел.

— Фьючерс чего?

— S&P 500. А вот, а может мне показывает неправильно?

— Вы знаете, самый гэповый индекс — это Nikkei. Потому что люди просыпаются, смотрят, как отторговала в Америка, в первые секунды прыгают и стоят на месте.

— Ну, мы про западные говорим.

— Да, про западные. Давайте поговорим про Brexit и про день выборов. Удивительные два события. На самом деле в Brexit мы очень хорошо заработали. В Brexit у нас потеряла рублевая экспериментальная стратегия. У нас есть стратегия, которая работает вопреки, что называется, на российском рынке, да, с небольшой ликвидностью, с малым количеством инструментов, и они все корреляционные между собой. Корреляция российских фьючерсов более 70%. Ну, что там, РТС, доллар-рубль нефть, евро-доллар. Поэтому, если говорить про Brexit, то это был очень хороший день, это был месяц заработка, потому чтотогда все индексы упали, потом выросли. Вот это те движения, на которых наши машинки зарабатывают. Скажем очень негативно относится к V-shape моделям мгновенно. То есть буковка V, если она проходит на периодов 15-30 минут, как было, если вы помните, в начале октября с фунтом, когда в Новой Зеландии в азиатскую сессию, там кто-то большим объемом свалил его с 1,26 до 1,18, по-моему, но у всех по-разному, Bloomberg показывал низшую цифру 1,19.

— Ну, да. флэшкэш говорили.

— Да-да. И тут же восстановление до 1,24 буквально за полчаса. В тот день стратегия потеряла полпроцента,. Но в периоды, когда идет Brexit, когда идет повышенная волатильность на рынках, когда все ожидают каких-то свершений, изменений финансовой политики от ФРС, да, это очень хорошо для системы. Что произошло, например, в октябре, когда в стратегии был убыток 7%. Рынок стоял весь, вы помните, просто стоял, весь октябрь все стояло, замерев, ожидая 8 ноября, день выборов в США. Теперь возвращаемся к дню выборов: поскольку у нас период обучения in sample 2007-2014, в этот период было два дня выборов, соответственно, в 2008 и в 2012, причем в одном из них власть поменялась, пришел демократ Обама в 2008, резко поменял там и финансовую политику, ну, и кризис был, он обязывал к изменениям. В 2012 году все осталось на месте. Соответственно, в 3 часа дня по Москве открылся Нью-Гэмпшир, пришли первые результаты. Где-то часам к 7-8…

— Утра вы имеете в виду?

— Вечера, конечно, по Москве. У них ночью началось голосование в 0:00 часов, там же тоже страна большая. Соответственно, где-то к вечеру, к 9 по Москве, у нас 95% машинок Алго Капитал встало за Трампа. Ну, то есть, это не значит, что они вынесли бюллетени «Мы голосуем за республиканцев», а просто они встали на изменение, на колебание цен. И, соответственно, где-то к часу ночи, когда пришли первые результаты, мы имели убыток около 1,5%. Просто посмотрели ради любопытства, легли спать. К утру было +11%, общий итог за торговый день — больше 10%.

— Но там же упало, потом резко расти начало.

— Совершенно верно, не резко. Там были как раз вот те самые часовые таймфреймы.

— В японскую сессию, да.

— Да, в японскую сессию все хорошо колебалось, причем так же, как вы привели пример Brexit, вы же помните, как выглядел график фунта, он же не отвесно падал, там же было падение на 5-6 фигур, потом отскок на 2 фигуры, потом еще падение на 5 фигур, там же 30 фигур, сколько там, 1 и 5, 1 и 30, 20 фигур прошагали. Но они же не шагом их прошагали, они прошагали их этапами, да: -5, +2, -4, +1, потом еще пытались расти часам к четырем, и только потом уже там где-то стояло. То есть это на самом деле очень позитивно для стратегии, когда идут колебания на рынке. Но тем не менее мы не стоим на месте…

— Давайте как раз о планах Алго Капитал, немного осталось.

— Да, у нас работают десятки квантов — это ребята молодые, выпускники физтеха, МИФИ, МГУ, безусловно, мехмат, там, где учили хорошо математике. Мы сами ведем курс на одном из факультетов на физтехе. Математическая статистика, высшая математика — инструменты для написания работы с алгоритмами. И ребята сейчас работают с пониженной волатильностью, потому что мы же не знаем, какая волатильность нас ждет. Все ожидают большую, может она будет маленькая. Все равно стратегия должна зарабатывать. И вот у нас в январе не очень большая была волатильность, но стратегия заработала 15 абсолютных процентов. Февраль пока идет в маленьком минусе, в районе 1 %, мы говорим, что это ноль. То есть обычно никто не смотрит, клиенты получают отчеты раз в месяц, и эти отчеты, они являются такими реперными точками на предмет того, хорошо сработала стратегия или плохо.

— Хорошо. Я предлагаю, наверное, на этом завершить наш разговор. Желаю, чтобы в 2017 году волатильности было как можно больше.

— Да, спасибо.

— Чтобы она приносила прибыль вашим клиентам. Спасибо большое. Я напомню, что мы в рамках программы «Слушание по делу» беседовали с управляющим директором компании «Алго Капитал» Михаилом Хановым. Программу вел Олег Богданов.

Все новости
Предыдущая новость Следующая новость
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.