Эффект "трампономики". Что поддержит американский фондовый рынок?

Если оценивать текущее состояние мировых фондовых рынков максимально обобщенно, то стоит для начала взглянуть на такие глобальные фондовые индексы, как MSCI All Country World Index или FTSE All World.

На пятилетнем временном горизонте они указывают на достаточно умеренный коррекционный спад, который развивался и реализовался с начала 2018 года. За это время глобальные фондовые индексы потеряли в среднем около 9%. Подобное снижение вполне укладывается в рамки здорового коррекционного спада и пока не выглядит угрожающим.

Далее мы рассмотрим динамку указанных общемировых индексов за последние три месяца. После довольно масштабного октябрьского падения они уже сумели отыграть около трети своих недавних потерь.

С технических позиций мировой фондовый рынок сумел нащупать среднесрочный уровень поддержки. Теперь он имеет неплохие шансы на то, что недавнее падение не получит масштабного продолжения в ближайшие месяцы.

Подходить к указанной технической картине с фундаментальной точки зрения не имеет большого смысла. В таком случае мы неизбежно углубимся в такие частности, как неоднозначное экономическое положение и среднесрочные геополитические перспективы в различных регионах мира.

С другой стороны, глобальный взгляд на состояние мировых фондовых рынков дает нам слишком обобщенное понимание, которое можно справедливо сравнить с "общей температурой по больнице".

Действительно, с практической точки зрения едва ли многих российских инвесторов интересует положение дел на региональных фондовых площадках таких стран, как Египет, Пакистан, Новая Зеландия или Колумбия.

Понимание подобных рынков объективно затрудняет языковой барьер. Кроме того, торговые операции на них зачастую подразумевают принятие на себя достаточно высоких валютных и юридических рисков.

Поэтому рискнем предположить, что любые региональные фондовые рынки "второй" и "третьей" величины могут быть перспективны для вложений лишь в случае их явной дешевизны и недооцененности в результате локальных экономических и политических потрясений. Однако в моменты явного ухудшения глобального инвестиционного фона их все же стоит избегать.

С учетом указанных факторов, помимо "домашнего" фондового рынка, определенный практический интерес для российского инвестора может представлять лишь ограниченное количество рынков акций в таких регионах мира, как Северная Америка, Западная Европа и Восточная Азия.

При этом не существует реальной альтернативы такому ключевому рынку акций, как рынок акций США.

Ни один другой фондовый рынок в мире не способен конкурировать с ним по величине и по разнообразию инструментов. Именно на рынке акций США торгуются бумаги крупнейших мировых транснациональных корпораций, представляющих основной интерес для институциональных и консервативных инвесторов.

По отношению к нему все остальные мировые фондовые рынки воспринимаются как вторичные. Поэтому мы нередко наблюдаем, как мировые фондовые индексы следуют за американскими DOW, NASDAQ и S&P500.

К слову, весьма широкое развитие в США получил такой класс инвестиционных инструментов как ETF (биржевые инвестиционные фонды). Он позволяет "вкладываться" в экономику других стран, пусть и в опосредованной форме, но зато в долларах США и в "американской" юрисдикции.

Еще один немаловажный фактор — доллар США по-прежнему остается основной валютой международных расчетов и основной расчетной единицей для глобального кредитования и инвестиций.

Поэтому состояние рынка акций в США и в большинстве других стран сильно зависит от стоимости кредитования в долларах США и от колебаний глобальной долларовой ликвидности.

Текущий цикл ужесточения монетарной политики со стороны ФРС США означает увеличение стоимости заемных денег. Поэтому их приток на финансовые рынки в целом должен сокращаться в среднесрочной перспективе. Эта ожидаемая тенденция будет иметь не последнее значение и для российского фондового рынка, хотя он относится к классу развивающихся.

Стоит упомянуть еще один интересный факт, связанный с увеличивающейся стоимостью фондирования в долларах США. В первой половине октября мы наблюдали довольно сильную просадку американских фондовых индексов.

Стимулом для этого послужило увеличение доходности десятилетних казначейских облигаций до максимального уровня за семь лет. Она превысила 3,2%. В то же время валовая дивидендная доходность акций, включенных в индекс S&P500, составила порядка 1,8%. Таким образом, безрисковая доходность по долговым бумагам оказалась выше средневзвешенной дивидендной доходности по акциям американских корпораций.

Продолжая разговор про дивидендную доходность предприятий реального сектора, стоит отметить, что в современных реалиях связь финансовых рынков и фактического состояния экономики все же пока не потеряна. Согласно свежим квартальным данным, ВВП США увеличился на 3,5% в годовом выражении. Таким образом, крупнейшая мировая экономика не просто демонстрирует свою устойчивость, но и ускоряет темпы роста. Этот факт должен оказать существенную поддержку фондовому рынку США и в косвенной форме другим вторичным фондовым рынкам.

Как мы видим, такое достаточно парадоксальное явление, как "трампономика" начинает приносить позитивные плоды даже в среднесрочном периоде. Более того, в отдаленной перспективе экономика Соединенных Штатов выиграет от разгорающихся торговых войн с участием США. По-видимому, одной из ключевых целей текущей протекционистской политики является ускорение так называемой "новой индустриализации" США. Это позволит Соединенным Штатам опередить другие страны в процессе перехода к шестому технологическому укладу.

Наконец, нельзя не упомянуть такой значимый для глобальной экономики и мировых фондовых рынков фактор, как цены на нефть. Ее стоимость значительно влияет на величину издержек промышленного производства.

Сильные колебания цен на нефть традиционно оказывают противоположное воздействие на макроэкономику промышленно развитых государств и развивающихся стран, поставляющих на мировой рынок энергоносители.

Однако привычное положение дел в этой сфере начинает меняться. США отменили запрет на экспорт сырой нефти и увеличили ее суточную добычу до исторического максимума.

С другой стороны, анонсированное ранее сокращение поставок нефти из Ирана "до нуля", скорее всего, не состоится.

В начале текущей недели стало известно, что Соединенные Штаты позволят восьми странам продолжить импорт иранской нефти в обход нового пакета санкций против Исламской Республики.

С учетом указанных факторов фьючерсы на нефть не имеют большого потенциала для обновления своих недавних долгосрочных максимумов. Скорее всего, контракты на нефть сорта Brent до конца текущего года будут удерживаться в относительно комфортном диапазоне $65–$85.

Это должно оказать стабилизирующее влияние как на развитые, так и на развивающиеся фондовые рынки.

Так что ближайшие перспективы ключевых американских фондовых индексов $&P500 и NASDAQ зависят от большого количества противоречивых и неоднозначных фундаментальных факторов. Поэтому вполне уместно оценивать их и с позиций технического анализа.

Сложившаяся среднесрочная картина в указанных индексах предполагает их временную стабилизацию вблизи текущих уровней в форме затухающих колебаний.

Они, как и глобальные фондовые индексы MSCI All Country World Index и FTSE All World, сумели сформировать коррекционный отскок вверх и отыграли около трети своей октябрьской просадки.

Однако объективные стимулы для быстрого восстановления к уровням начала октября пока отсутствуют. Поэтому к концу 2018 года можно ожидать индекс $&P500 В средней части диапазона 2650−2850 пунктов, то есть недалеко от отметки 2750.

Высокотехнологичный индекс NASDAQ может завершить текущий год в рамках коридора 6700−7300 пунктов, то есть вблизи уровня 7000.

А как оценивать ближайшие перспективы российского фондового рынка? Не стоит забывать, что основные риски для него связаны с угрозой введения очередного пакета санкций против России со стороны США.

Сегодня пройдут промежуточные выборы в Конгресс Соединенных Штатов. По-видимому, все серьезные среднесрочные внешнеполитические действия и заявления уже были приурочены к этому событию.

Скорее всего, нам стоит ожидать от заокеанских "партнеров" более прагматичного подхода в ближайшие недели и месяцы.

Аргументом в пользу такой точки зрения представляется компромиссный характер возобновившегося нефтяного эмбарго против Ирана.

Несмотря на всю агрессивную риторику, США позволили продолжить закупки черного золота в Иране восьми (!) странам.

В то же время текущая стоимость фьючерсов на нефть сорта Brent порядка $72 за баррель представляется весьма комфортной и для отечественной экономики, и для российского бюджета. Поэтому среднесрочные перспективы индексов МосБиржи и РТС представляются нейтральными.

К концу 2018 года рублевый индекс МосБиржи отметится в диапазоне 2350−2450 пунктов, или вблизи 2400 пунктов. Целевым коридором для долларового индекса РТС представляется 1100−1170 пунктов.

В случае, если ноябрьский пакет ограничительных мер со стороны США окажется достаточно болезненным, это может стать стимулом для заметного ослабления обменного курса рубля. В таком случае индекс РТС завершит 2018 год вблизи уровня 1100 пунктов.

Ссылка на источник

Все новости
Предыдущая новость Следующая новость
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.