Газовые споры: уступит ли Украина России после решения Дании по "Северному потоку — 2"?

Одной из примет настоящего времени стали сложные и затяжные международные переговоры по ряду очень чувствительных экономических вопросов. Сырьевые и фондовые рынки периодически остро реагируют на очередные сюжетные повороты в торговом споре между США и Китаем. Свою долю неопределенности относительно дальнейших перспектив мировой экономики вносит и изрядно затянувшийся процесс выхода Великобритании из состава Евросоюза. Россия в этом плане не стала исключением. С ней связан сложный клубок экономических противоречий по поводу маршрутов прокачки российского трубопроводного газа в Европу, а также объемов будущих поставок этого стратегически важного сырья.

Более того, этот вопрос, изначально носивший сугубо экономический характер, с середины 2014 года оказался очень сильно политизирован. Это связано с резким осложнением отношений между Россией и целым рядом западных государств, включая страны Евросоюза, США и Украину. При этом политические разногласия пришли в противоречие с экономическими интересами западных "партнеров", что еще более запутало ситуацию.

И все же в конце октября 2019 года в этом вопросе начала появляться некоторая новизна и определенность. Неожиданное решение Дании, наконец одобрившей прокладку части газопровода "Северный поток — 2" в своей исключительной экономической зоне, косвенно способствует скорому разрешению спорного и неоднозначного вопроса по поводу транзита российского газа через территорию Украины в Европу.

История "внеплановых" отборов

Для того чтобы оценить всю сложность сложившейся ситуации, необходимо вспомнить многолетнюю предысторию разногласий России и Украины, которые обозначились еще с момента распада СССР в конце 1991 года. Периодические конфликты по этому поводу уже давно именуются не иначе как "газовые войны". Первоначально суть проблемы заключалась в том, что порядка 95% экспортных газопроводов из России в Европу проходили через украинскую территорию. По этим же трубопроводам, соединенным с местными газораспределительными сетями, поставлялся и природный газ для собственных нужд Украины.

Вполне очевидно, что в процессе перехода сопредельной страны на "капиталистические рельсы" образовались проблемы с несанкционированным отбором транзитного газа, а также с оплатой за плановые и "внеплановые" объемы газа, потребляемые Украиной. С урегулированием этих проблем увязывались горячие споры по поводу тарифов на поставки газа для собственных нужд и на прокачку транзитных объемов в Европу. Уже начиная с 1993 года в качестве "воспитательной" меры компания "Газпром" начала приостанавливать поставки газа на Украину.

Однако вскоре выяснилось, что по техническим причинам практически невозможно препятствовать отбору транзитного газа Украиной для собственных нужд. Подобная практика ставила под угрозу исполнение "Газпромом" контрактных обязательств перед европейскими потребителями. Образно говоря, естественная транзитная монополия Украины создала условия для "естественного газового шантажа".

И все же Россия до поры до времени шла на экономические уступки сопредельной стране в обмен на исполнение транзитных обязательств и на политическую лояльность. Поэтому острые споры и разногласия все же укладывались в некие рамки приличия. Задолженность Украины за газ трансформировалась в межгосударственные кредиты, затем преобразовывалась в государственный долг, который впоследствии реструктуризировался. Применялась также схема поставки газа на Украину по фиксированным сниженным ценам в качестве оплаты за транзит.

К слову, задолженность Украины перед РФ частично погашалась и в форме бартера, предполагавшего военно-техническое сотрудничество. Например, по этой схеме Россия получила в аренду участки побережья в Севастополе и Феодосии. Другая сделка предполагала передачу РФ оставшихся в наследство от СССР стратегических бомбардировщиков и крылатых ракет.

Но не будем слишком подробно вдаваться в богатую событиями четвертьвековую историю газотранспортного сотрудничества России и Украины. В целом она соответствовала указанным выше тенденциям. Однако после политических потрясений на Украине и стремительного присоединения Крыма к РФ в 2014 году относительно добрососедские отношения разительно ухудшились.

В итоге "Газпром" отменил все действующие ранее скидки и резко повысил цену на газ для Украины до базового европейского уровня, с $268,5 до $485 за тысячу кубометров. С этого момента началась эпоха крупных взаимных судебных претензий и разбирательств между "Газпромом" и "Нафтогазом Украины" в Стокгольмском арбитражном суде. В то же время газовые переговоры начали проводиться в трехстороннем формате с участием Евросоюза как стороны, заинтересованной в стабильных транзитных поставках из России через территорию Украины.

Между тем транзитная прокачка газа в ЕС продолжалась. Поставки топлива для нужд Украины осуществлялись с периодическими перебоями, как и оплата за него. И все же к концу 2015 года Украина официально отказалась от закупок российского газа, заменив его так называемыми реверсными поставками из Европы. Суть этого механизма заключалась в "виртуальных" закупках газа в ЕС. Фактически Украина продолжила потреблять часть транзитного газа из России.

Ставка на альтернативные маршруты

Этот сюжет развивался в течение достаточно долгого времени. Но логика его развития стала вполне понятной уже в начале 1990-х годов. Поэтому "Газпром" приступил к разработке альтернативных маршрутов поставок газа в Европу еще с 1993 года. К концу 1999 года через территорию Польши был запущен обходной газопровод "Ямал — Западная Европа". Следующим серьезным проектом стал "Северный поток", проходящий по дну Балтийского моря. В феврале 2003 года начались поставки российского газа в Турцию по газопроводу "Голубой поток". В ближайшее время ожидается и запуск "Турецкого потока", который может быть продолжен в страны Южной и Юго-Восточной Европы.

Суммарная мощность всех упомянутых проектов составляет порядка 140 млрд кубометров природного газа в год. Это практически соответствует расчетной пропускной способности газотранспортной системы Украины, которая составляет около 142,5 млрд кубометров в год на границе со странами ЕС. Однако реальный объем прокачки газа через украинские газопроводы в Европу существенно скромнее. Например, в 2007 году он составил 115 млрд кубометров, а в 2018 году — 86,8 млрд кубометров.

Окончательную точку в вопросе обеспечения возможности альтернативных поставок призван был поставить газопроводный проект "Северный поток — 2", мощность которого составит 55 млрд кубометров газа в год. Вокруг него в течение нескольких лет кипели нешуточные страсти.

"Молекулы свободы" против "Северного потока — 2"

Отношения России с ЕС и США резко ухудшились в 2014 году на фоне украинского политического кризиса, присоединения к России полуострова Крым и эскалации напряженности на территории Донбасса. Поэтому продолжение строительства "Северного потока — 2" оказалось под вопросом по сугубо политическим причинам. Мнения членов Европейского союза по этому поводу разделились. Но решающую роль сыграла позитивная позиция Германии, на территории которой и должен закончиться газопровод.

Стоит также отметить упорное противодействие реализации этого проекта со стороны США. Негативная политическая позиция Соединенных Штатов была подкреплена и экономическими интересами. США претендуют на то, чтобы стать крупным поставщиком сжиженного природного газа в Европу. Пока объемы танкерных перевозок из-за океана несопоставимы с поставками со стороны "Газпрома". По вполне очевидным причинам себестоимость СПГ из США оказывается выше себестоимости сырья от "Газпрома".

Однако североамериканский сжиженный газ позиционируется как политически корректные "молекулы свободы". Казалось бы, эта ситуация выглядит комичной. Но не будем забывать, насколько американцы бывают сильны в маркетинге и в лоббировании собственных интересов. Чего стоит хотя бы парадоксальная популярность в мировом масштабе весьма дорогостоящей продукции компании Apple.

Однако после известия о получении последнего необходимого политического одобрения со стороны Дании стало окончательно понятно, что "Северный поток — 2" будет запущен в запланированный ранее срок, до конца 2019 года. Уже в ближайшие месяцы Украина рискует остаться с невостребованной транзитной газотранспортной системой, поддержание которой в рабочем состоянии будет требовать весомых затрат. Вероятность ее полной консервации представляется сомнительной, поскольку это будет означать невозможность распределения газа по территории страны для собственных нужд. Более того, в таком случае встанет вопрос о необходимости организации реальных реверсных поставок газа из Европы.

С учетом всех этих факторов складываются условия для того, чтобы Украина все же пошла на уступки в затянувшемся газовом споре. Это обусловлено явным усилением позиции России в связи со скорым запуском в эксплуатацию "Северного потока — 2" и "Турецкого потока". Они должны начать работать в первом квартале 2020 года. К этому же моменту истекает действующий десятилетний договор о поставках и транзите газа. Между тем имеющийся клубок противоречий по целому ряду принципиальных и технических вопросов все еще не разрешен.

В качестве одного из условий для продолжения транзитной прокачки природного газа через территорию Украины и для возобновления поставок для ее собственных нужд выступает "обнуление" взаимных судебных претензий между "Газпромом и "Нафтогазом Украины". Такая позиция была недвусмысленно озвучена на уровне президента РФ. Она выглядит вполне конструктивной. Подобный вариант означал бы возврат сторон к практике нахождения непростых компромиссных решений. Надо признать, что логика развития событий пока что говорит в пользу реализации такого сценария.

Ссылка на источник

Все новости
Предыдущая новость Следующая новость
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.