Михаил Ханов (Вестник НАУФОР №4 2020)

Однако не стоит обманываться по поводу того, что причиной текущего кризиса стала лишь ранее неизвестная человечеству болезнь. Вирус COVID-19 появился в тот момент, когда для начала бегства инвесторов из рисковых активов сложились все условия.

Формально очередной «черный лебедь» не связан с громкими политическими и экономическими событиями

ДЕРЖИМ РУЛЬ КРЕПКО

Уже в начале 2020-го было очевидно, что этот год может стать хорошим для биржевых спекуляций, но не для инвестиций. После того, как календарная цифра 2019 обновилась, фондовые индексы США еще продолжали обновлять свои исторические максимумы, и ровно так же вел себя рублевый индекс МосБиржи. Да и графики нефтяных фьючерсов обманчиво намекали на вероятность дальнейшего роста в связи с сохраняющейся геополитической напряженностью на Ближнем Востоке. Но прозорливые инвесторы и спекулянты уже ожидали начала припозднившегося спада рынков по мере развития назревшего десятилетнего циклического кризиса. И предчувствия не обманули: вслед за глобальными экономическими потрясениями 1998 и 2008 годов пришло время нового экономического коллапса «начала двадцатых».

Как и положено настоящему экономическому кризису, он разразился в одночасье. Очередной «черный лебедь», вопреки ожиданиям, не был формально связан с громкими политическими и экономическими событиями. Неожиданным «спусковым крючком» для старта распродаж на фондовых и сырьевых рынках стала вспышка коронавируса COVID-19, которой очень скоро придали статус глобальной пандемии.

Но не будем обманываться по поводу того, что именно ранее неизвестная болезнь стала причиной текущего кризиса. Она появилась в тот момент, когда сложились все условия для начала бегства инвесторов из рисковых активов. Финансовые рынки «живут» ожиданиями. Поэтому явные тенденции на них обычно предвосхищают те потрясения, которые реальной экономике еще только предстоит пережить.

Первым объективным сигналом в пользу агрессивных распродаж в акциях и сырьевых фьючерсах стало известие о том, что после длительного празднования нового года по китайскому календарю промышленные предприятия в КНР производство не возобновили, причем в массовых масштабах. Деятельность остановили, в том числе, заводы, принадлежащие крупным транснациональным корпорациям и занятые операциями самого широкого спектра. Через некоторое время стало известно, что китайские сырьевые трейдеры начали отказываться от законтрактованных ранее поставок нефти, газа, металлов и других видов промышленного сырья.

В тот же момент стало очевидно, что многие промышленные предприятия по всему миру скоро остановятся или же сократят объемы производства по причине серьезных перебоев с поставками полуфабрикатов и комплектующих из «Поднебесной». Эту ситуацию еще более осложнило ограничение международного авиасообщения и другие логистическое проблемы.

По мере развития упомянутых событий североамериканский фондовый индекс S&P500 потерял порядка 35% в течение месяца, с середины февраля по середину марта. Российский рублевый индекс МосБиржи за тот же период просел примерно на 33%. В течение нескольких тревожных недель мы наблюдали агрессивные распродажи в акциях по любым ценам. Это значит, что из них массово выходили даже крупные долгосрочные инвесторы.

Но даже в этот период на рынках, в первую очередь - на американских, были крупные игроки, которые пытались ловить «падающие ножи» и первыми нащупать дно. Почти каждый день мы наблюдали внутри дня отскоки по 5-7% (при том, что средние дневные колебания за последние 5 лет составляли не более 1,5%) на любых позитивных новостях, которые к концу торговой сессии полностью нивелировались - и рынки уходили еще ниже. Показатель волатильности американского индекса S&P500 (VIX) в марте достигал максимальных значений с октября 2008 года (66 против 79 соответственно, с «обычным» показателями в районе 10-20). Апофеозом стал торговый день 23 марта, когда индекс S&P-500 за час взлетел почти на 8% на объявлении Федрезервом США беспрецедентных мер по обеспечению рынков ликвидностью почти на 2 трлн долларов, а затем за три часа вернулся на прежние уровни и закрылся в минусе.

Поэтому даже те, кто во время прошлых кризисов зарекомендовал себя успешными игроками на понижение, на таком непредсказуемом и сверхволатильном рынке отчитались об убытках. Bloomberg News сообщили, что макрофонд Рэя Далио (+10% в 2008 году) в 2020 году потерял 20%. По оценкам источников, знакомых с результатами, показатели фонда Pure Alpha Fund II компании Bridgewater Associates упали примерно на 13% в марте после снижения на 8% в первые два месяца 2020 года. Bridgewater Associates управляет примерно $160 млрд, около половины этих средств вложено в макроэкономическую стратегию Pure Alpha. Вместе с тем, после охлаждения безудержной паники фондовые индексы и в США, и в России довольно резко развернулись вверх и отыграли примерно половину своего недавнего спада. Конечно, они не показали классического стремительного V-образного восстановления. Тем не менее, начиная со второй половины марта рынки акций в США и в России выглядят намного сильнее, чем можно было бы ожидать, ориентируясь на тенденции мировой экономики.

Более того, отечественный рынок акций сумел продемонстрировать серьезный коррекционный отскок, несмотря на текущие критически низкие цены на нефть. Не будем забывать, что во второй половине 2019 года суммарная доля нефти, нефтепродуктов и природного газа составила в структуре экспорта РФ порядка 57,2% в стоимостном выражении. Между тем, в начале апреля 2020 года республика Беларусь начала получать нефть из РФ по небывало низкой цене в $4 за баррель. Пятерка крупнейших российских нефтяных компаний «выстроилась в очередь» для того, чтобы принять участие в этих поставках.

В целом недавние резкие колебания на фондовых рынках США и России стоит оценивать лишь как первоначальную эмоциональную реакцию на резкое ухудшение внутренних и внешних экономических условий. Глобальный кризис еще далеко не закончен. С технической же точки зрения после быстрого падения и частичного отскока указанные фондовые рынки могут перейти в достаточно продолжительное состояние консолидации на новых, более низких уровнях.

По мере того, как утихнут эмоции, инвесторы и спекулянты «возьмутся за калькуляторы» для того, чтобы оценить дальнейшие рыночные перспективы, исходя из макроэкономической статистики и квартальных отчетов крупнейших компаний. Уже сейчас понятно, что выводы будут неутешительными. Чего стоит хотя бы взрывной рост количества первичных заявок на пособия по безработице в США. За последнюю неделю марта их количество составило почти 3,3 миллиона. Но уже через неделю указанный показатель удвоился.

Бывший председатель Федеральной резервной системы Джанет Йеллен характеризует текущую ситуацию в экономике США как «абсолютно шокирующий» спад. Согласно ряду экспертных оценок, падение ВВП Соединенных Штатов во втором квартале может превысить 30% в годовом выражении.

К началу апреля из Китая начали поступать обнадеживающие сообщения по поводу успешного процесса «перезагрузки» экономики. Но в России, Европе и США продолжаются карантинные мероприятия, которые предполагают ограничение или же полное прекращение функционирования ряда секторов экономики. По-видимому, многим странам - по примеру КНР - предстоит реанимация производственных и сбытовых цепочек в течение 2-3 ближайших месяцев.

Что же касается ключевых фондовых и сырьевых рынков, то основной угрозой для них теперь представляется вероятность перехода в состояние неспешного затяжного понижения с сокращением торговой активности. Впрочем, это лишь один из нескольких вариантов дальнейшего развития событий.

Негатив для российской экономики пока оценить очень сложно. По разным оценкам, потери ВВП в 2020 году составят от 3 до 7%. Как и во всем мире, все зависит от того, как быстро обычная жизнь и потребление вернется на уровень хотя бы 2/3 от докризисного.

В настоящих условиях финансовый сектор продолжает работать в режиме «выходного дня». Качество такой работы зависит от того, насколько бизнес-процессы каждой конкретной компании (банк, брокер, управляющая компания) позволяют работать удаленно без потери функционала. В компании «Алго Капитал» основная масса сотрудников перешла на удаленную работу сразу, с 30 марта при полном сохранении всех бизнес-процессов - разработчики, управляющие, риск-менеджмент, бэк-офис, бухгалтерия. Естественно, когда инвесторы принимают решение о работе с УК, требуется несколько очных переговоров и никакой Skype или ZOOM этот формат не заменят. Поэтому полноценно ведется обслуживание только действующих клиентов: отчетность, вводы и выводы средств, консультации. Все новые запросы отрабатываются, идут первые контакты и переговоры online. Но инвестиционные договора мы будем подписывать только после снятия режима самоизоляции.


Ссылка на источник

Все новости
Предыдущая новость Следующая новость
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.