Превращается ли торговый конфликт США и ЕС в войну?

В начале октября 2019 года стало известно о том, что США планируют ввести новые пошлины в размере 25% на несколько групп товаров из ЕС. С 18 октября эта мера затронет более чем 150 видов продукции, в основном производимую в Великобритании, Испании, Франции и ФРГ. Как мы видим, Великобритания в этом плане не стала исключением, несмотря на ее ожидаемый выход из состава Евросоюза. Столь высокие импортные пошлины будут введены главным образом в отношении деликатесных продуктов питания. Однако в "черном списке" присутствуют и такие промышленные потребительские товары, как свитеры и жилеты из шерсти и кашемира, хлопковые покрывала, отвертки, топоры, складные ножи.

Формальным поводом для этого шага послужила недавняя победа США в торговом споре с ЕС в рамках ВТО. Всемирная торговая организация признала незаконным субсидирование правительством Евросоюза авиастроительного концерна Airbus. В результате разбирательства США получили право ввести дополнительные импортные пошлины в отношении товаров из ЕС на сумму порядка $7,5 миллиардов в год. Сумма выглядит весьма скромной по меркам продолжающейся торговой войны между США и Китаем. В ней аналогичные ставки составляют несколько сотен миллиардов долларов. Однако в данном случае наибольшее значение имеют не цифры, а тенденции.

По мере дальнейшего развития торгового противостояния между США и ЕС масштаб увеличения взаимных торговых пошлин может оказаться сопоставим с текущими "ставками" в торговой войне между Вашингтоном и Пекином. Но время для этого пока еще не пришло. Однако любопытно, что повышение пошлин состоялось во время затяжного недельного праздника в Китае в начале октября. В этот момент по понятным причинам образовалась "техническая" пауза в переговорном процессе между Соединенными Штатами и КНР. Это стало очередным напоминанием о том, что текущая протекционистская политика США не направлена исключительно на Китай. Она в полной мере относится и к другим внешнеторговым партнерам.

Высокие, но не заградительные

Еще одним признаком будущего осложнения торговых отношений между США и ЕС представляется характер "свежих" импортных пошлин. Соединенные Штаты по итогам разбирательства в ВТО получили право повысить пошлины на европейские воздушные суда до уровня 100%. Однако они пока что ограничились лишь увеличением пошлин на 10% на авиационную технику из Франции, Германии, Испании и Великобритании. В то же время 25-процентные пошлины будут введены в отношении достаточно широкого перечня потребительских товаров.  

Новые пошлины со стороны США в размере 25% можно оценить как весьма высокие, но еще не заградительные. Вместе с тем многие товары из ЕС, обложенные ими, являются незаменимыми. Таким образом, североамериканский потребитель все же сможет официально приобрести французские сыры и испанский хамон. Но за эти и без того дорогие продукты ему придется изрядно переплатить.

Для сравнения, действующее в России продуктовое эмбарго против ЕС предполагает полный запрет на импорт ряда европейских товаров. Это породило практику серого завоза санкционных продуктов питания в РФ через Беларусь. Таким образом, в экономике сопредельной страны неожиданно сформировался новый достаточно значимый для нее кластер. Официальную позицию Беларуси по этому поводу выразил ее президент Александр Лукашенко. По его словам, Беларусь перерабатывает импортируемое сырье и таким образом поставляет в Россию уже не европейскую, а собственную продукцию.

В этом плане вполне уместно провести аналогию с текущим замещением официального китайского экспорта в Соединенные Штаты товарами из других близких и дальних стран. Согласно открытым данным, импорт китайских товаров в США сократился в августе 2019 года на 12,5%. В то же время месячный объем импортных поставок из Мексики увеличился на 5,5%, а из Вьетнама — на целых 34%. Конечно, возможность массового реэкспорта китайских товаров через Мексику пока остается под вопросом. Но принципиальные препятствия для поставок товаров из КНР под видом продукции Вьетнама, Тайваня, Таиланда и других азиатских стран отсутствуют.

Возвращаясь к теме неспешно набирающего обороты торгового конфликта между США и Евросоюзом, можно предположить, что он будет развиваться по лекалам разгоревшейся торговой войны с Китаем. В случае явной "победы" над КНР, экономическая политика в отношении ЕС будет выстроена аналогичным образом. Необходимо понимать, что необходимость достижения успеха действующей администрации в торговых войнах связана не только с экономикой, но и с политикой. Позитивный исход торговых конфликтов станет сильным аргументом в пользу переизбрания на второй срок действующего президента США Дональда Трампа. Поэтому сейчас для первого лица США почти все средства оказания давления на внешнеторговых партнеров являются "хорошими".

Более того, по законам политического шоу в ближайшие месяцы стоит ожидать обострения внешнеторговых конфликтов с формальным или реальным их разрешением к моменту президентских выборов в США, то есть к ноябрю 2020 года. Скорее всего, с точки зрения официальной пропаганды мы услышим о победе президента Трампа в торговой войне с Китаем к началу осени следующего года. Решение аналогичного острого торгового конфликта с Евросоюзом будет отложено на его следующий президентский срок.       

Асимметричные меры оппонентов Вашингтона

Однако наблюдавшийся в начале текущего десятилетия тренд на экономическую глобализацию все же сделал свое дело. Экономика США не является изолированной от остальных стран и находится с ними в состоянии взаимозависимости. Пожалуй, самым большим "козырем" США в торговых войнах является тот факт, что эта страна до сих представляет собой наиболее лакомый рынок для потребительских товаров в мировом масштабе. Это очевидный факт, противопоставить которому по большому счету нечего. Но доллар США все еще остается основной мировой резервной валютой. Этот фактор продолжает сдерживать развитие предприятий реального сектора внутри страны.

Кроме того, даже выросшие из Соединенных Штатов транснациональные корпорации нередко страдают от "трампономики" так же, как и независимые производители из других стран. Вынос материального производства за пределы США, а особенно в Китай, больше не отвечает внешнеполитическому курсу страны.

Коль скоро иные государства в случае торговых конфликтов не способны нанести зеркальный ущерб США в форме закрытия собственных рынков, они вынуждены искать и находить асимметричные ответные меры. Евросоюз пока пытается соблюдать дипломатические приличия. Но Поднебесная в этом плане была вынуждена пойти намного дальше.

Напомним, что в ходе торгового конфликта Китай допустил существенное ослабление курса национальной валюты по отношению к доллару США. Это является болезненной и действенной мерой. В сугубо политической плоскости мы наблюдали запреты на заход американских военных кораблей в китайские порты.

Кроме того, в запасе у КНР остается угроза ограничения поставок в США редкоземельных металлов и гипотетическая возможность активных распродаж принадлежащих этой стране казначейских бумаг США. Летом текущего года Китай уже перестал быть крупнейшим внешним держателем североамериканских государственных облигаций. Вывод долгового рынка из состояния относительного равновесия вполне способен нанести серьезный ущерб финансовому сектору Соединенных Штатов. Не будем забывать о том, что мировой финансовый кризис 2008 года начался именно с распродаж ипотечных облигаций в США.

Торговая война и геополитика

В случае дальнейшего ужесточения торгового конфликта между США и ЕС, объединенная Европа будет вынуждена задействовать геополитические рычаги. В таком случае под вопрос может быть поставлена целостность военно-политического блока НАТО в его нынешнем виде. Кроме того, это может стать сильным аргументом для отказа от поддержки североамериканских санкций в отношении Ирана и России. Подобные шаги были бы, безусловно, полезны для европейской экономики.

Упоминая про непростые внешнеторговые отношения ЕС с Россией и с Ираном, необходимо отметить, что объединенная Европа испытывает объективную потребность во внешних поставках минеральных ресурсов. Особенно это относится к энергоносителям. Поскольку европейские государства уже утратили классический колониальный контроль над странами третьего мира, эта проблема имеет тенденцию лишь к усугублению в ближайшие годы и десятилетия. В этом плане вариант "сырьевого шантажа" США со стороны ЕС как аргумента в торговой войне серьезно рассматривать не стоит.     

Наконец, необходимо учитывать одно серьезное тактическое преимущество, которое имеет ЕС в начале назревающей торговой войны с США. Поскольку товары из обеих указанных стран в целом обладают сопоставимой себестоимостью, большое значение приобретает дифференциал процентных ставок между национальными валютами. Это усугубляется еще и тем фактом, что и доллар США, и евро являются основными мировыми резервными валютами. В настоящее время ставка ЕЦБ по кредитам установлена на нулевом уровне. В то же время ставка ФРС по федеральным кредитным средствам зафиксирована в диапазоне от 1,75% до 2,00% годовых.

Для начала активной фазы торговой войны президенту Трампу было бы очень желательно сократить столь существенный разрыв. Он не имеет права отдавать прямых приказов Федеральной резервной системе. Но сейчас Дональд Трамп явно применяет все свое политическое влияние для достижения указанной цели.⁠

Все новости
Предыдущая новость Следующая новость
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.