"Сила Сибири — 2". Зачем России дорогостоящий проект на фоне падения газовых цен

В начале сентября 2020 года стало известно, что компания "Газпром" приступила к проектированию магистрального газопровода "Сила Сибири — 2". Экспортная мощность нового трубопровода составит до 50 млрд кубометров газа в год. Он будет проложен в Китай через территорию Монголии. Кроме того, он объединит газотранспортные системы востока и запада России, а также позволит газифицировать ряд ее регионов. Официальные разговоры и слухи про этот проект ходили уже давно. Но известие по поводу его старта прозвучало на селекторном совещании "Газпрома" по случаю дня работников нефтяной и газовой промышленности.

Компанию нередко обвиняют в расточительстве в связи с непрерывным финансированием ряда дорогостоящих газотранспортных проектов. На фоне недавнего радикального падения цен на углеводороды все чаще звучит расхожее мнение о том, что она строит "трубы в никуда, которые никому не нужны" и, таким образом, "закапывает деньги в землю". Вполне очевидно, что перспективный газопровод "Сила Сибири — 2" не обойдется без критики в этом духе. Попробуем непредвзято взглянуть на деятельность компании и оценить реальную необходимость запуска нового экспортного коридора для российского природного газа.

Топливо в структуре экспорта

Прежде всего, стоит начать с пресловутой зависимости российской экономики от "нефтяной и газовой" иглы и с вопроса о том, надо ли России торговать своими природными ресурсами. Согласно данным Министерства экономического развития РФ, топливно-энергетические товары продолжают преобладать в структуре российского экспорта. По итогам 2019 года их доля составила 62,1% в стоимостном выражении. Эта ситуация почти не изменилась за прошедшее десятилетие.

С точки зрения теории сложившаяся ситуация требует коренной перестройки отечественной экономики. Разговоры на эту тему длятся уже не менее двух десятков лет. Но похоже, что Россия, как северная страна с низкой урожайностью и в значительной степени утерянным промышленным потенциалом, попросту не имеет других рецептов для выживания. По крайней мере, это относится к текущему моменту. К слову, налог на добычу полезных ископаемых является вторым по значимости источником наполнения федерального бюджета РФ, уступая в этом плане лишь налогу на добавленную стоимость.

Попутно стоит отметить другой интересный факт на эту тему. В последние годы США перестали относиться к нефти и природному газу на своей территории как к невозобновляемому стратегическому ресурсу, который необходимо оберегать. Лидирующая в мировом масштабе экономика вполне могла бы обойтись без продажи углеводородного сырья на экспорт. Тем не менее в США состоялась сланцевая революция. Теперь эта страна активно борется за свою долю на мировом рынке сжиженного природного газа. Согласно экспертным оценкам, к 2028 году Соединенные Штаты займут второе место в мире по производству СПГ.

Причины столь разительной смены приоритетов в энергетической политике США не вполне понятны даже с учетом прихода президента Трампа, который изменил взгляд американцев на очень многие вещи. Сторонники конспирологических теорий выразили бы мнение, что США стремятся распродать свои запасы нефти и газа до момента перехода мира на новые источники энергии. Исходя из подобной логики, России также стоит лишь удерживать и наращивать имеющуюся долю на мировом рынке углеводородного сырья.

Согласно данным Минэкономразвития, по итогам 2019 года Россия сохранила за собой первое место в мире по физическим объемам экспорта природного газа. Это 219,9 млрд кубометров на сумму порядка $41,6 млрд. Экспорт СПГ составил 28,9 млн тонн стоимостью около $7,9 млрд. Исходя из указанных данных, максимальная экспортная мощность газопровода "Сила Сибири — 2" приближается к четверти текущих объемов внешних поставок российского трубопроводного газа. В этом плане не стоит недооценивать масштабы нового проекта.

Исторический западный вектор

Исторически сложилось так, что все экспортные российские газопроводы были проложены в европейском направлении. По итогам 2019 года в пятерку крупнейших потребителей российского трубопроводного газа вошли такие страны, как Германия (24,9% всего экспорта), Белоруссия (9,2%), Австрия (7,6%), Турция (6,8%), Италия (6,5%). Однако радужные перспективы работы "Газпрома" на премиальном рынке ЕС начали меркнуть еще с середины 2014 года, по факту стремительного вхождения Крыма и Севастополя в состав современной России.

Спустя пять лет после тех событий разгорелись нешуточные страсти вокруг все еще недостроенного подводного газопровода "Северный поток — 2" из России в Германию. Его прокладка сильно затянулась по причине целого ряда проволочек, включая санкционное давление на иностранных подрядчиков проекта. Скорее всего, газопровод все же будет завершен с технической точки зрения. Но пока непонятно, начнутся ли по нему коммерческие поставки газа.

До недавних пор Германия выступала за завершение и запуск в эксплуатацию "Северного потока — 2". Однако сильно нашумевшая история с предполагаемым отравлением российского оппозиционера Алексея Навального может стать новым "камнем преткновения" в этом вопросе, как и возможное участие РФ в гражданском конфликте на территории соседней Белоруссии.

Дилемма не нова. Объединенная Европа борется между соблазном стабильных поставок дешевого российского газа и неприятием современной внешней политики РФ. В качестве быстрой замены предлагается все тот же СПГ из США в идеологически выверенной обертке "газа свободы". Вполне вероятно, что "Газпрому" придется подождать следующей внешнеполитической оттепели. Как мы видим, естественная монополия продолжает оставаться заложником "большой политики".

Разворот на Восток

Поскольку трения России и Евросоюза начались не сегодня, у "Газпрома" имелось достаточно времени для выхода на иные перспективные рынки. Тем более что после начала введения внешних санкций в России была озвучена концепция "разворота на Восток". Межправительственный меморандум по поводу прокладки газопровода из РФ в Китай был подписан еще в далеком 1997 году. После известных событий длительные переговоры по этому поводу ускорились и завершились подписанием 30-летнего контракта между "Газпромом" и китайской компанией CNPC на поставку газа по "восточному" маршруту. Он предполагал прокачку 38 млрд кубометров топлива в год. Проект протяженностью 2200 км по территории России получил название "Сила Сибири". Он был запущен в эксплуатацию 2 декабря 2019 года.

Вполне очевидно, что в нынешних реалиях "Сила Сибири — 2" призвана продолжить линию на сокращение зависимости "Газпрома" от европейского экспортного рынка. Это вполне согласуется и со стратегическими интересами компании, и с макроэкономической и внешнеполитической логикой государства. Однако в подобных случаях вопрос о рентабельности проектов зачастую не стоит во главе угла. Это связано с тем, что государство, как контролирующий акционер "Газпрома", реализует через нее не только экономические интересы.

Не секрет, что решения о поставках, уровне экспортных цен на газ и других существенных условиях нередко принимаются с участием правительства. Мы хорошо помним пресловутые "газовые войны" с Украиной, которые завершались путем переговоров на высоком межгосударственном уровне. А президент Белоруссии Александр Лукашенко неоднократно выносил вопрос о закупочных ценах на российский газ в публичную плоскость. В таких условиях невозможно назначать цены исходя сугубо из соображений максимизации краткосрочной прибыли.

Собственно, с этим фактором и связаны основные претензии ЕС и миноритарных акционеров к компании. По этой же причине "Газпром" и CNPC упорно не раскрывают схему ценообразования при поставках газа через "Силу Сибири". Здесь мы подходим и к вопросу о необходимости соблюдения разумного баланса между поддержанием необходимого уровня прибыльности и движением к стратегическим целям компании.

"Газпром" как конвейер

Столь крупное предприятие, как российский газовый концерн, при осуществлении своей деятельности не может исходить из краткосрочных и даже среднесрочных рыночных тенденций. Мы хорошо знаем, что многие компании в силу сезонного характера деятельности могут нести убытки в отдельные месяцы, но все равно оставаться стабильно прибыльными на годовом промежутке. Если же говорить про сырьевые экспортные предприятия, то они вынуждены учитывать и переживать длительные экономические циклы и кризисы, происходящие с периодичностью в десятки лет.

Мы хорошо знаем, что мировой рынок нефти и газа переживает упадок далеко не впервые за свою уже достаточно длительную историю. По здравому рассуждению, цены на энергоносители не могут остаться низкими навсегда и даже надолго. Действительно, во втором квартале 2020 года спотовые цены на газ в Европе опускались намного ниже уровня себестоимости поставок "Газпрома", которая, согласно экспертным оценкам, находится в диапазоне $90–$105 за тысячу кубометров. Однако это вовсе не значит, что компании необходимо уступать свою долю на рынке и тем более прекращать деятельность. Газодобывающая и газотранспортная система похожа на огромный конвейер, для которого остановка намного хуже, чем временная работа в убыток. Между тем к началу сентября цены на газ в Европе превысили отметку $140 за тысячу кубометров, что вселяет в держателей акций "Газпрома" определенный оптимизм.


Ссылка на источник

Все новости
Предыдущая новость Следующая новость
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.