США будут принуждать Россию и Саудовскую Аравию к соглашению по нефти?

Широко известная биржевая поговорка гласит: "Покупай на слухах, продавай на фактах…" Ее смысл заключается в том, что сильное изменение цены акций и других биржевых инструментов происходит еще до того, как случаются ожидаемые важные события. Конечно, это эмпирическое правило работает далеко не всегда. Но время от времени оно проявляется очень ярко. Финансовые рынки живут ожиданиями. Поэтому к тому моменту, когда в реальном секторе экономики реализуются предсказуемые тенденции, инвесторы и спекулянты уже отыгрывают более свежие новости и слухи.

Примером подобного поведения рынков и конкретных инструментов может служить недавнее обвальное падение нефтяных котировок. После того как стало известно, что международное соглашение об ограничении добычи нефти в формате ОПЕК+ не будет продлено в начале апреля 2020 года, стоимость фьючерсов на нефть сорта Brent упала более чем в два раза в течение трех недель. Казалось бы, незыблемая долгосрочная поддержка в районе $50 не выдержала, и указанные контракты сдвинулись в район $25 за баррель.

Строго говоря, нефтяная сделка в формате ОПЕК+ продолжала действовать до конца марта. Однако к началу апреля фактор предстоящего увеличения объемов мировой добычи черного золота уже был полностью заложен в нефтяных котировках. В них оказалось учтено и текущее сокращение глобальных объемов потребления на 15–20 млн баррелей в сутки, или же на 15–20% в связи со вспышкой азиатского коронавируса.

Более того, ровно в начале апреля фьючерсы на нефть прекратили свое падение и продемонстрировали довольно резкий отскок вверх, который пока еще рано воспринимать в качестве разворота к среднесрочному и долгосрочному росту. В четверг, 2 апреля, они в одночасье взлетели в цене более чем на $9, или почти на 39%. В течение того же часа они сократили столь сильный прирост примерно наполовину.

Как твит Трампа поднял цены

Единственным поводом для столь сильного и быстрого движения цены стало сообщение в Twitter со стороны президента США Дональда Трампа о том, что Россия и Саудовская Аравия могут сократить добычу нефти на 10 млн баррелей, а возможно, даже на 15 млн баррелей в сутки. Это очень наглядный пример того, что биржевые цены на нефть в краткосрочном и даже в среднесрочном периоде не отражают фундаментальных условий, сложившихся на рынке физических поставок сырья.

Столь же справедливым является и утверждение о том, что фундаментальные условия на глобальном нефтяном рынке меняются настолько быстро и неоднозначно, что он просто не в состоянии реагировать на них соответствующим изменением объемов спроса и предложения. Образно говоря, сложились условия, когда "собака уже не машет хвостом", но при этом и "хвост не управляет собакой". Теперь они, скорее, движутся независимо друг от друга и выглядят адекватными лишь время от времени.

Стоит обратить внимание, что подобные парадоксы мы наблюдаем не только на графике биржевой цены, но и в жизни. При текущих низких ценах на нефть относительно дорогостоящая добыча в Северном море и на шельфе Мексиканского залива не прекращена. В то же время североамериканские производители низкокачественной сернистой нефти начали приплачивать за ее отбор из их собственных переполненных хранилищ. Подобные "перекосы" в значительной степени связаны с тем, что консервация нефтяных скважин в итоге обходится дороже, чем временная распродажа добываемой на них нефти в убыток по бросовым ценам.

Между тем среди представителей нефтяной отрасли США сейчас идут жаркие споры о том, надо ли ограничивать объемы добычи внутри страны. Это связано с тем, что себестоимость производства у отдельных компаний может существенно различаться даже в одном регионе мира.

Другой парадоксальный пример из той же области связан с тем, что Республика Беларусь начала получать нефть из России по смехотворно низкой цене $4 за баррель. К ней выстроилась очередь из пяти крупнейших российских нефтяных компаний. Но еще в конце 2019 года РФ и Беларусь вели изнурительные, если не сказать мучительные переговоры по поводу продолжения поставок российской нефти по намного более высокой цене. Впрочем, их текущая низкая стоимость не является фиксированной. В будущем она будет меняться.

Исходя из этих фактов можно утверждать, что в ближайшие недели и месяцы динамика нефтяных фьючерсов будет в решающей степени зависеть от многочисленных отраслевых новостей и событий. Ну а время для оценки фундаментальных факторов наступит лишь через один-два квартала, когда появится некоторая ясность относительно дальнейших перспектив роста мировой экономики. Попробуем наметить основные сюжетные линии, которые будут влиять на стоимость черного золота в самое ближайшее время.

Главная интрига

Главной интригой для нефтяного рынка сейчас выступает возможность заключения нового международного соглашения об ограничении уровня добычи нефти, к которому в той или иной форме могут присоединиться и США. Для этого трем крупнейшим нефтедобывающим державам, к которым относятся США, Россия и Саудовская Аравия, необходимо развязать сложный клубок взаимных претензий и противоречий. При этом пока неясно, будет ли это ожидаемое решение достигнуто в духе сотрудничества или же оно сформируется в результате жесткого взаимного давления.

К настоящему моменту известно, что экстренное обсуждение ситуации на нефтяном рынке в формате ОПЕК+ состоится 9 апреля 2020 года в формате видеоконференции. Скорее всего, по итогам указанного события мы услышим ряд обнадеживающих заявлений. Но не исключено, что его участники смогут сделать первый шаг в пользу заключения нового соглашения об ограничении суммарных объемов добычи нефти.

Дональд Трамп вслед за своим пресловутым твитом поспешил пояснить, что, говоря о сокращении добычи нефти Россией и Саудовской Аравией, не подразумевал никаких соответствующих уступок со стороны Соединенных Штатов. В то же время он охарактеризовал текущие действия России и Саудовской Аравии одновременно как "сговор" и "маленький конфликт", который наносит ущерб "всем остальным". Кроме того, он напомнил, что всегда воспринимал ОПЕК в качестве незаконного картеля или монополии.

Таким образом, со стороны США не стоит исключать возможности попыток жесткого принуждения РФ и Саудовской Аравии к быстрому достижению некого компромисса. Более того, североамериканские производители сланцевой нефти уже начали агрессивную лоббистскую кампанию в пользу введения санкций против этих стран.

Пошлины или танкерная война

Кроме того, президент Трамп заявил, что, "если они не поладят", он может ввести "существенные пошлины" на импортируемую из этих государств нефть. Впрочем, именно это обещание выглядит достаточно лукавым по причине того, что североамериканские НПЗ нуждаются в различных сортах нефти, поставляемых из разных регионов мира. Именно поэтому США являются одновременно и импортером, и экспортером нефти. Что же касается России и Саудовской Аравии, то их основным "оружием" в текущей сырьевой войне остается лишь увеличение объемов добычи с целью поддержания неприемлемого для нефтяной отрасли США низкого уровня цен.

Стоит упомянуть и о том, что в США имеются серьезные юридические препятствия для административного ограничения объемов добычи нефти независимыми компаниями. Однако эта проблема может быть решена в форме приостановки работы нефтяных платформ в Мексиканском заливе под предлогом распространения коронавируса среди обслуживающего их персонала. Это сразу бы уменьшило добычу нефти в США примерно на 2 млн баррелей в сутки. Другой возможной "опцией" является достижение соответствующей договоренности с крупнейшим нефтедобывающим штатом Техас. Комиссар регулирующего органа штата ведет прямые переговоры на тему стабилизации мирового нефтяного рынка и с Россией, и с Саудовской Аравией.

Еще одним способом давления на указанные страны способна стать "танкерная война". В минувшем году США уже опробовали возможность введения санкций в отношении операторов нефтеналивных танкеров и газовозов, имеющих отношение к перевозке иранской нефти. С помощью подобных мер США имеют возможность "запереть" существенную долю российской и саудовской нефти в морских портах.

Некоторым шагом в этом направлении стало и недавнее введение адресных ограничительных мер против сбытового дочернего подразделения "Роснефти", связанного с реализацией нефти из Венесуэлы. Это заставило российскую компанию свернуть проекты в стране и продать связанные с ней активы.

Но самым быстрым и радикальным способом поддержки нефтяных цен может стать очередное обострение геополитической напряженности в Ближневосточном регионе. Напомним, что северное побережье стратегически важного Ормузского пролива образует границу Ирана. Через указанную точку мира морским путем перевозится примерно пятая часть потребляемой в мире нефти. Это как раз те самые 20 млн баррелей, недостаток которых способен сбалансировать мировой нефтяной рынок в его текущем состоянии.

Поэтому в ближайшие недели не стоит исключать вероятности нового серьезного обострения напряженности между США и Ираном. За этим может последовать полное или частичное ограничение танкерных перевозок нефти из Ближневосточного региона. Вовсе необязательно, что на этот раз дело дойдет до серьезных боевых действий. Участники вялотекущего конфликта вполне могут ограничиться громкими заявлениями и демонстрацией взаимного военного присутствия в регионе.

Конечно, при таком сценарии пострадают и поставки нефти из Саудовской Аравии, которая связана с США союзническими отношениями. Но это вполне может стать попутной "воспитательной мерой" на случай, если США и Россия не смогут прийти к компромиссу в формате ОПЕК+.

Все новости
Предыдущая новость Следующая новость
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.